Борис Оскотский: «Клоуны не дураки, а порядочные люди»

Мы поговорили со знаменитым клоуном БО о том,  почему никто не приходит на кастинги, чем он рискует на арене и почему нужно постоянно удивляться
Варвара Стрельцова, Информ-Полис
165
Фото: представлено Б. Оскотским

Цирк – удивительная вещь. Он восхищает, завораживает и дарит непередаваемые эмоции. Но больше всего в цирке мы любим клоунов. От этих загримированных проказников всегда ждешь особенных фокусов, смешных номеров и забавных историй. Уметь рассмешить – великое искусство, и те, кому оно подвластно, поистине богатые люди. Их богатство – это миллионы улыбок взрослых и детей. 

6 декабря Госцирк Бурятии в онлайне презентовал обновленную версию этношоу «9 ветвей». Артисты представили цирковые номера с использованием мультимедийных технологий, 3D-мэпинга, света и звука. Главным гостем и гвоздем программы стал Борис Оскотский, знаменитый клоун БО. Официально это заслуженный артист России, лауреат национальной премии «Циркъ», за плечами которого 15 лет работы в цирке на Цветном бульваре, гастроли по всему миру: Монте-Карло, Япония, Китай, США и т. д. Неофициально – один из лучших клоунов мира, добрейший человек, тонко чувствующий, готовый удивлять и удивляться. Ведь удивление, говорит он, главное, что есть в цирке. 

Пока Борис Оскотский гостил в Бурятии, нам удалось встретиться с ним и расспросить об этой интересной профессии. 

Фото: представлено Б. Оскотским

- Борис Михайлович, вы познакомились с Госцирком Бурятии. Какие впечатления? 

– У вас 20 лет существует цирк практически по китайской модели. То есть там у каждой префектуры есть свой цирк. В этом плане вы опередили всю остальную Россию. И основатель вашего цирка сделал великую вещь, сначала организовал студию, затем колледж, выпустил артистов, которые стали готовым коллективом. И это придумал такой прозорливый человек. То добро, что он рассеял, уже дало свои плоды, это я хотел сказать, и это очень здорово! И сейчас вашему цирку нужно только помогать вставать на ноги дальше. И здание построить, чтобы была возможность обменных гастролей. Они сделали такое грандиозное шоу, какой свет шикарный, какие артисты! Это прекрасно! 

 Цирку 20 лет. Что это за возраст для творческого коллектива?.. 

– Это хороший возраст. В цирке говорят, что клоун рождается только в 40 лет. В 20 он начинает и еще 20 лет работает, чтобы стать настоящим клоуном. Клоун же сам себе придумывает репертуар, ему никто его не сочиняет. Я не могу вам придумать, вы – мне, это как одежду носить, вы не сможете надеть мою, а я вашу. Дело тонкое. В 20 лет человек молод, полон сил, поэтому только помогать ему. 

Фото: представлено Б. Оскотским

– У нас есть знаменитый клоун Малыш (Николай Гармаев), которого все любят. 

– Коля очень хороший клоун, очень правдивый. Но я о нем отдельно хочу сказать, что он очень органичный, даже не как клоун, как актер. Он даже в одном номере в финале улыбается, а ему нельзя улыбаться. Я бы на его месте придумал образ, когда он всегда чем-то недоволен. У него такое лицо, когда он улыбается, все пропадает. Ему бы еще двух девочек, моторов, ему нельзя быть мотором, иначе все рассыплется. Он же все внимание на себя привлекает – из тех артистов, за которыми следит зритель, даже когда он отходит в сторону, а не за действием. Его бы в кино снять. 

– А вы сами как решили стать клоуном? 

– Когда мне было пять лет, меня папа впервые привел в цирк. Мы шли по улице и встретили знакомого музыканта, который говорит: «Слушай, Мишка, давай приводи своего». Он тогда работал в летнем шапито. Я был потрясен, я же не знал, что есть цирк. А тут и лампочки цветные, и акробаты, и клоуны. И, главное, я был клоуном потрясен. И когда мы шли домой с папой, я был такой счастливый. А сам думаю, вот бы хорошо артистом стать, а еще лучше клоуном. И с этих времен я больше никем себя не представлял, только это и все. В школе все время был самым нехорошим учеником, все время шутил, старался всех рассмешить. И потом рядом с нашим домом цирк шапито приезжал, я с метлой там подметал, чтобы меня только взяли посмотреть. 

Фото: представлено Б. Оскотским

– Сейчас клоуны популярная профессия? 

– Сначала было много. Экономическая ситуация интересная была. Раньше в цирке норма у клоунов была 20 представлений, а у акробатов 30. И когда все делают норму, клоун – полторы. И тогда акробаты говорят: вот у нас в номере будет 7 клоунов выходить. И клоунада стала подыматься. А потом стало мало, одни стали уходить, новые клоуны перестали приходить. Как-то это не вызывает интереса. Встретил однажды знакомого в самолете. Он тогда ездил по стране, собирал клоунов, тех, кто готов попробовать себя в этой профессии. Так, в некоторых городах даже на кастинг никто не приходил, ни один человек. Когда меня спрашивают, как вы относитесь к тому, что клоунов стало мало, мне нравится, не буду врать (смеется). А был такой случай, выхожу на арену, а в зале на 2,5 тысячи мест сидит полторы тысячи загримированных клоунов. Ну, подумал, не буду на них внимания обращать, буду делать свое дело. Как закончил, я им помахал, а они только этого и ждали. У них тур, оказывается, был, они ездят по всему миру. 

– Какими качествами должен обладать клоун? 

– Вот говорят: «Что я вам, клоун?!», «Что вы тут цирк устроили?!». Любимые фразы у некоторых. А клоуны не дураки, нормальные, порядочные люди, редко встретишь среди них подлых. Я почти не встречал. Клоун все очень четко ощущает. Он должен чутко понимать, что происходит. 

– Когда вы выбираете для номера зрителя, вы ориентируетесь на самого хмурого? 

– Смотря какие задачи ставятся. Клоун всегда выходит до представления и, пока зрители рассаживаются, уже смотрит, кого взять. Это всегда большой риск. Если первый не пошел, то следующего берешь, но он не идет, а тебе надо кого-то вытащить. Надо быть психологом. Недавно вспоминал, один клоун вызывает мужчину и женщину, дает задания им, у мужчины не получается, у нее получается, а ей клоун юбку повязал. Тогда он берет эту юбку и завязывает на мужчине, чтобы и у него получилось. Тут мужчина как швырнет юбку, клоуну ничего не остается, как найти другого, а мужчина берет за руку девочку, которую привел в цирк, и они уходят, его поставили в неловкое положение.

– Вы сказали, что клоун рассказывает историю. А ваши истории понятны во всем мире? 

– А что может быть непонятного? Человек принес торт и хочет его порезать. У него нет ножа, он пошел за ножом, а торт украли. Он начинает плакать, крышку открыл, а торта нет, целая история, фокусы, в конце открывает, а там торт. Кто может это не понять? Был один известный клоун, говорит, я в Японию больше не поеду, не понимают юмор. А я много раз был в Японии и скажу, что в тех местах, где все смеются, и японцы смеются, и в Бразилии над этим смеются. Если правильно придумано, то оно получается. Но не терплю пошлости и грубости. Плохо отношусь к пошлому юмору. В цирке 2 000 человек, и бабушки, и дети, и все по-разному воспитывают. Был в Петербурге, берут женщину из зала, просят ее, чтобы она через барьер перешла. Она не может, ее тогда сажают, разворачивают, в конце концов лежит эта женщина, а сверху мужчина. Зал хохочет. Ребята! Вы что, спятили?! Женщина купила билет, она заплатила деньги, она с детьми пришла. Вот бывает отсутствие вкуса. 

– Что самое главное в цирке? 

– Ко мне подошла одна женщина и говорит: «Как хорошо, что я ребенка привела в цирк. Я так боялась, что если вдруг клоун не понравится в самом начале, то не будет ходить в цирк. А ему очень понравилось, и он спрашивает: «Когда опять пойдем, мама!». Значит, зацепило его, а могло не зацепить. Удивление – это самое главное слово цирка. Человек приходит удивиться, он приходит увидеть то, что он никогда не увидит. Но сейчас это редкость, одни безразличные люди приходят, другие безразличные люди работают. Что-то надломилось. Я езжу по миру, я удивляюсь каждый день, все время найду, чему удивиться. Но все равно будет цирк, он никуда не денется. Если он удивляет, то он нужен человеку.

Читайте также