Кремлевские страсти. Календарь мгновений.

На сцене Кремлевского дворца съездов при полном аншлаге состоялись первые сольные представления Бурятского государственного национального театра «Байкал». «Моя Бурятия» и «Блеск Азии» собрали немыслимую силу аплодисментов двенадцати тысяч зрителей главного зала России.
Норжима Цыбикова
828

Приветствуя публику, директор театра Дандар Бадлуев сказал: «Для нас это исторический проект. Мы представляем на главной сцене страны культуру Бурятии, представляем бурятский народ, его наследие. Для театра «Байкал» этот год тоже исторический, началось строительство собственного здания нашего театра. Мы искренне благодарим правительство нашей страны, президента, и лично главу нашей республики. Спасибо вам огромное, наши зрители, что вы разделяете с нами нашу радость, и наше волнение». 

За минувшее столетие бурятские артисты не единожды выступали на сцене Кремля. Первое состоялось еще в предвоенном 1940 году, когда самодеятельные артисты с самодельными инструментами смогли покорить московского зрителя. Тогда восторженные публикации разместили в газете «Правда» – главном печатном органе Советского Союза, что свидетельствовало о высочайшей оценке руководства страны уровню артистов Бурят-Монгольской республики. Казался умильным тот факт, что вместе с артистами в отдельном вагоне поехал рояль. В этот раз в отдельных креслах самолета летели морин хууры – самые хрупкие инструменты Национального оркестра Бурятии.

Моя Бурятия

На подходах к Кремлю спрашивают лишний билет, ближе к Кутафьей башне – у входа на территорию Кремля, предлагают билеты, но дороже. Настоящее, крупномасштабное землячество у Александровского сада. Бурятская речь повсюду, звучат все мыслимые диалекты этнической Бурятии. Внуки ведут под руку старичков с тростями, люди среднего возраста степенно обмениваются незначительными новостями, но общее одно – улыбки, ощущение родины и маленького уютного счастья. Между тем на сцене уже с раннего утра идут репетиции перед главным экзаменом творческой жизни артистов «Байкала». После концерта каждый, с кем удалось перекинуться парой фраз, скажет: выступить в Кремле не каждому артисту суждено.

Гаснет свет, звучат первые звуки оркестра, открывается занавес и в ту же секунду зал погружается в иной мир – бурятский. Но здесь, в центре российской вселенной, Бурятия, которую, казалось, неплохо знаешь, тоже начинает казаться фантастической. Национальный оркестр, хор вокалистов, хореография в исполнении балетной группы, не раз признанной лучшей в России, видится зрелищем масштабным. Затем звучит оркестровая фантазия по мотивам мелодий композиторов-классиков Бурятии. В сознании успевают пролетать этапы, годы, события республики, и музыка, как мультикультурный гид, руководит памятью и эмоциями.

Сцена Кремлевского дворца съездов, по оценкам не только бурятских артистов, считается гигантской. Удивительно, но в этот раз она не показалось такой уж большой, а поговорка «у страха глаза велики» улетучилась уже в первые минуты. Даже когда на сцену выходят сольные инструменталисты, сцена как бы покоряется их мастерству. И если Баттувшин, знаменитый «человек-оркестр», ожидаемо вызвал шквал аплодисментов, его коллега Лариса Шаралдаева, при всей своей хрупкости, своим соло на морин хууре продемонстрировала царственность не только древнего инструмента, но и свою.

«Хатан…», – прошептала моя соседка.

Дефиле костюмов, стало сколь неожиданным в рамках концертной программы, столь же необходимым зрелищем. Этнографическое путешествие на берега Байкала – так назвал его ведущий Жаргал Бадмаев, и это на самом деле оказалось так. Посредством сценических костюмов театр рассказал не только о крупных родах, но и племенах бурятского народа, что для неискушенного зрителя стало серьезным ответом на вопрос: что есть сегодня бурятский этнос. Именно этот ход стал удачным комментарием к разноцветию мотивов, движений в песнях, танцах, оркестровой музыке.

А зритель кто?

«Ну будет большое землячество», – поскрипывали скептики.

Не берусь оценить до «сотых», но в процентном соотношении зритель оказался «середина на половину». При всем разнообразии наших земляков по возрасту, статусу и прочим отличиям, московскую интеллигенцию отличают профессорские бородки, трости, говор и вроде неприметный, но столичный лоск. Полукивки и полупоклоны в приветствиях, интеллигентные беседы в полголоса. Заметно большое количество «не наших» из мира бизнеса. Цены в кремлевском буфете не смутили половину зала – очереди знатные, где цена бокала шампанского мгновенно отбивает желание «покутить».

Немного придя в себя от первого отделения, начинаю озираться по сторонам. Вокруг меня, судя по всему москвички. Те, что сзади, еще во время первого отделения, отчаянно спорили, что «виолончель у них по-своему звучит». То был морин хуур! Не удерживаюсь от вопроса: кто вы, откуда, как пришли. Одна из зрительниц родилась в Улан-Удэ аж 1946 году, и в память о родине привела своих подруг.

«Как не прийти? Это ж моя родина!», - искренне говорит Наталья Ивановна.

Подружки, их две, по-буддийски молитвенно складывают ладони. 

Осмелев, допрашиваю тех, что слева от меня. Оказалось, они смотрели проект «Танцуют все!».

«А потом болели только за ваш «Байкал!», – говорит Татьяна.

Подруга рядом активно кивает в знак согласия.

«Они у вас такиииие…ну прям фантастика какая-то! Все могут! Передайте им, что они лучшие!».

И заключают: надо ехать на Байкал. На том и порешили.

«Как соберетесь, звоните», – уверенно приглашаю я.

Пока знакомимся с соседями, в районе первых рядов выстраивается очередь к депутату Государственной думы Николаю Валуеву, который терпеливо фотографируется со всеми желающими. Мельком вижу самого яркого члена жюри проекта «Танцуют все»» Аллу Сигалову. Свою порцию любви неожиданно получает и глава республики. Он вскакивает на авансцену, чтобы сделать фото зала, а зрители начинают ему аплодировать. Такой лучезарной улыбки Алексея Цыденова не приходилось наблюдать давненько.

Программа «Моя Бурятия» наращивает темп. Фантастические «Лебеди» в мерцании света будто всплывают из глади сцены, каждое движение «головы лебедя» – изящных рук танцовщиц, провоцируют буквально стон восхищения публики. Лиричность лебедей органично перерастает в ритмы современного прочтения ехоров, и зритель, послушно ведомый артистами, начинает в такт  танцевать плечами. 

«Ежедневная работа коллектива – это прежде всего поиск уникального почерка и в музыке, и в песнях, и в танцах. Наша задача, сохраняя умножать аутентичную природу бурят, будь то в костюмах, движениях, звуках, взглядах», – говорит о миссии театра его бессменный ведущий. И есть уверенность, что с этой задачей «Байкал» справляется. Тому подтверждение – кремлевский зритель, который стоя аплодировал артистам с берегов Байкала.

…Шесть тысяч зрителей неспешно выходят из зала, а по нашим соплеменникам заметно – плечи расправлены, походка победная…

Читайте также