«Музыка звучала в голове»: Баир Дондоков рассказал, как появилась опера «Эреэхэн»

В Улан-Удэ прошла премьера национальной оперы к 100-летию Бурятии
Баярма Сунгрупова, газета "МК в Бурятии" , фото Егора Бельских
916

21-22 ноября на сцене Бурятского театра оперы и балеты состоялась долгожданная премьера национальной оперы «Эреэхэн» (12+). В ее основу легла пьеса Базара Барадина «Ехэ Удаган Абжаа», рассказывающая о встрече бурятской делегации с Петром I.

Спектакль с первой минуты погружает зрителя в ту эпоху, когда герои оперы ради объединения и процветания бурятского народа отправляются к Петру I. Юная шаманка Эреэхэн становится духовным лидером и защитницей делегации. Главным элементом художественного оформления сцены стала скульптура «Ясновидящая» заслуженного художника РФ Даши Намдакова.

Над оперой «Эреэхэн» работал композитор и автор либретто, заслуженный деятель искусств Бурятии Баир Дондоков. О своих эмоциях после премьеры оперы Баир Дондоков поделился с корреспондентом «МК в Бурятии».

— Как создавалась опера «Эреэхэн»? В чем ее актуальность? 

— Я долго искал сюжет к 100-летию республики, литературные произведения бурятских писателей, легенды, сказки. И в 1993 году в книжном магазине Агинска мне попалась скромная книга с двумя пьесами Базара Барадина, одна из которых «Ехэ Удаган Абжаа» и стала литературным первоисточником оперы. Что касается актуальности: в пьесе говорится о реальных людях и событиях, которые происходили 320 лет назад. Это были наши предки, они совершили то, что невозможно было представить. Сегодня можно провести историческую параллель — встреча бурятской делегации с Петром I в 1703 году; в 1923 году после революции была создана Бурят-Монгольская республика; и 2023 год, когда мы, помня о великих наших предках, отдаем им дань признательности. Я считаю, что опера — памятник нашим предшественникам.

Также хочу сказать, что я не сочинял национальную оперу. Я сочинил оперу на бурятском языке, посвященную 100-летнему юбилею республики. Это конкретная и ясная задача. Тому, кто сможет сформулировать, что такое «национальная опера», можно сразу присудить ученую степень. Что это: опера на национальном языке? Или на национальный сюжет? Является ли поставленная в театре Метрополитен в Нью-Йорке опера китайского композитора Тан Дуна «Первый император» (исполняется на английском) национальной? Знаю, сколько копий ломается учеными вокруг самих понятий «нация», «национальность». Там, где появляется определение «национальный», всегда очень много вопросов. Это другая история, не про оперу.

— Но сочинить оперу, самый крупный из музыкальных жанров, несмотря на кажущуюся простоту задачи, было непросто?

— Сложностей было много. Самым сложным было найти музыкальный эквивалент бурятской речи, ее интонаций, чтобы звучание было естественным. Опера изначально появилась и долгое время существовала только на итальянском. В свое время, когда стали появляться оперы на немецком, русском и других языках, это было нонсенсом. Сейчас же никто этого не замечает. Бурятский язык очень красив, лаконичен, ярок и глубок. К тому же он очень вокален, певуч — вспомните бурятские песни, особенно протяжные. Считаю, что в этом отношении он не уступает итальянскому.

— Ваши впечатления? Оправдались ожидания?

— Впечатления мои самые сильные и прекрасные. Представьте себе: сначала моя музыка была на бумаге и звучала только в моей голове. Приехав в наш театр, я впервые услышал ее живое звучание, в классе, голосами солистов оперы, потом — отдельно, на репетициях — услышал хор, через некоторое время — оркестр. Затем дирижер соединил все, и музыка зазвучала в полном виде. Потом на сцене установили то, что сделали художники, затем артисты вышли в театральных костюмах, я увидел балетные эпизоды, работу художника по свету и инсталляции на экранах, и, наконец, увидел героев своей оперы живыми людьми, страдающими или радующимися — это уже работа режиссера. На каждом из этих этапов моя музыка становилась ярче и интересней. Каждый из артистов театра — отдельная творческая личность, все они без исключения в своей профессии прошли долгий и непростой путь, все — лауреаты конкурсов и т.д. Я искренне восхищен талантом и самоотдачей всех, кто был причастен к созданию спектакля. И, наконец, здорово, что на премьере присутствовали потомки — родственники главной героини Эреэхэн и Базара Барадина.

— Какую музыку интереснее писать? Что вас вдохновляет?

— Всегда интереснее работать для конкретных задач и для конкретных исполнителей, когда ты уверен, что сочинение будет исполнено. Интересно осваивать новые жанры. Например, в этом году у меня появилась первая электронная композиция, довольно продолжительная, под названием «Вначале был звук». Она предназначена для сопровождения музейной экспозиции. В нашей работе все так же, как у всех: к тебе обращаются с заказом, ты выполняешь работу в оговоренные сроки.

— Как сегодня, в век высоких технологий, сохранить национальную идентичность в искусстве?

— Так же, как и в прошлый век, и в позапрошлый. Новые технологии — это же здорово, это новые возможности. Когда я увидел готовый спектакль, с видеоинсталляциями на огромных экранах, прекрасные световые эффекты, понял, что нам удалось создать современную оперу, оперу именно XXI века, достойную памяти наших предков.

— Расскажите о своем творческом пути.

— Начало его не отличается от пути большинства моих коллег: музыкальная школа — училище — консерватория. После ее окончания работал в музыкальной редакции Гостелерадио Бурятии, а потом несколько лет — в Агинском округе. Считаю этот период — моей второй консерваторией, потому что в Аге сохранилась традиционная культура, там я увидел и услышал то, что невозможно услышать, слушая фонограмму или изучая книги, — живой фольклор и живую речь. Понимаю сейчас, что мне повезло, и это очень помогло в работе над оперой.

— Каковы ваши творческие планы? Над чем работаете сейчас?

— Планов много, в работе несколько сочинений в разной степени готовности, в том числе один крупный проект. Более конкретно говорить пока не буду, я немного суеверен. Надеюсь на их удачную судьбу.

Даши Намдаков, художник-постановщик, заслуженный художник России:

— Мне всегда было интересно заглянуть в закулисье театра, это подвигло меня поучаствовать в проекте. Идея со скульптурой была заложена изначально — я с ней согласился. Много лет дружу с композитором Баиром Дондоковым, знаю его потенциал, поэтому все сошлось. Главная причина, по которой я взялся за эту работу, — огромная важность этого спектакля для нашего народа.

Дарима Линховоин, музыкальный руководитель, народная артистка РФ, лауреат госпремии РБ:

— Удивительным образом в опере Баира Дондокова «Эреэхэн» сочетаются подлинное национальное начало и современный стиль: музыка насыщена яркими мотивами в актуальной, инновационной интерпретации композитора, она интересна, завораживает и вдохновляет. Не могу не отметить и то, что в опере есть ряд прекрасных вокальных номеров, например, арии Эреэхэн и Нагала.

Олег Юмов, режиссер-постановщик, лауреат госпремии РБ:

Для меня, как для режиссера-постановщика, важно найти баланс между исторической правдой и условным миром театра: мы не реконструируем события, но, сохранив исторический контекст, мы должны наполнить их жизнью и эмоциями. Уверен, что этот спектакль вызовет у зрителя интерес к родной истории, а это весьма ценно.

Илья Норштейн, дирижер-постановщик:

— Я ощущаю себя в центре невероятно ярких и значимых событий: впервые в Бурятии одновременно я знакомлюсь с культурой этого живописного края и ставлю национальную оперу — это захватывающе и ответственно.  

Билигма Ринчинова, исполнительница партии Эреэхэн, заслуженная артистка России:

— Образ Эреэхэн вызывает в моей душе трепет. Выходя на сцену в образе этой юной и сильной девушки, я чувствую огромную ответственность перед моим народом.

Справка

Опера Баира Дондокова «Эреэхэн» — современный взгляд на один из эпизодов богатейшей истории Бурятии. Созданная к 100-летнему юбилею республики по заказу министерства культуры РБ, произведение является памятником великим предшественникам бурятского народа, над постановкой которого работала блестящая команда. Музыкальным руководителем выступила народная артистка России Дарима Линховоин, а режиссером-постановщиком — Олег Юмов. Художники-постановщики — Даши Намдаков и Сэсэг Дондокова. Дирижер симфонического оркестра — Илья Норштейн из Московского театра «Новая опера», хореограф-постановщик — Алиса Шикина.

Читайте также