Линия Марты или «парень из Улан-Удэ»

Имя Марты Зориктуевой известно всем поклонникам театра старшего поколения.
Диляра Батудаева
57

Блестящая семейная пара Михаила Елбонова и Марты Зориктуевой переиграла десятки ролей, даже после расставания сохранив дружеские отношения. Они и теперь  вместе. «Это история, ее уже никуда не денешь», - улыбается актриса перед тем, как начать рассказ.
 
Замочная скважина

В детстве никто не ожидал, что Марта станет актрисой. Девочка, конечно, была прехорошенькая и в каждом классе, а их у нее было много, потому что отца постоянно переводили по работе из одного района в другой, оставались влюбленные мальчишки. Некоторые до сих пор пишут ей письма. Отец надеялся, что дочь пойдет «по финансовой части», мама – что будет врачом.

А Марта хотела быть актрисой, но признаться в этом не могла даже себе. 

- Актеры в то время казались нам людьми из другого мира. Мы, дети того поколения, боготворили артистов. У меня была огромная стопка открыток с фотографиями знаменитых актеров, которые я часами рассматривала вместе с подружками. 

Однажды у них в Турунтаево ночевали артистки кукольного театра. Марта всю ночь, затаив дыхание, подглядывала в замочную скважину. Как–то раз гастролировали артисты Бурятского драмтеатра. И она опять подглядывала в замочную скважину, робея от случайной сопричастности миру театра. А однажды по деревне пронесся слух, что приехал артист Русского драмтеатра. Марта побежала, чтобы увидеть его и …не успела. И рыдала от обиды прямо на улице.

По окончании школы все одноклассники решили пойти учиться на учителей, врачей, военных. Она одна мечтала стать актрисой. 

Хайнбайна!

После школы Марта, наконец, призналась родителям, что хочет быть актрисой. А дело было в том, что Бурятский театр драмы объявил набор юношей и девушек, знающих бурятский язык.

- Сердце мое забилось от волнения так сильно, что я пошла на прослушивание, не зная ни слова по-бурятски, - вспоминает актриса. Народу в старом здании театра (потом его передали театру кукол «Улигэр» ) было – тьма.

«Хайнбайна!» - с порога заявила Марта комиссии, покатившейся при этих словах со смеху. 

- Ты откуда такая – не знаешь бурятского языка? Как будешь работать?– спросили Марту. Но красивая девочка с яркими глазами и длинной толстой косой заставила комиссию присмотреться.

«Я из Турунтаево! Я выучу!» - взмолилась Марта и всю ночь учила текст, заливаясь слезами. Непонятные буквы и звуки не поддавались произношению. Но в театр ее все-таки взяли: Марта бойко читала стихи, танцевала, пела и делала этюды. «Актриса из нее выйдет!» - сказали в комиссии, посовещавшись, и дали девушке три месяца на изучение бурятского языка.

- Я никуда не ходила – сидела и занималась, читала Хоца Намсараева. Мне очень помогали артисты нашего театра. Через три месяца я уже разговаривала. А через несколько месяцев я уже играла на сцене роль мальчика-продавца соли. Тогда я поняла, что если человек чего-то очень сильно хочет, то он все может. А я хотела быть не просто актрисой, а хорошей актрисой и мечтала играть в кино.

Кино

В 1971 году Марту Зориктуеву пригласили в кино. Ассистенты режиссера Владимира Назарова увидели ее фотографию. Лицо юной бурятской актрисы заинтересовало сотрудников «Мосфильма».

- Меня пригласили на пробы на роль таежной девушки в приключенческом фильме «Пропажа свидетеля». От одной мысли об этом захватывало дух. Сняться в кино было моей самой большой мечтой, – вспоминает Марта Цыреновна.

В одном платье и с сумочкой она сразу полетела в Москву - так была окрылена этой вестью.

Режиссер утвердил миниатюрную девушку с трогательным взглядом на роль Инги, отказав всем остальным. 

- Первый дубль снимали, распустив мои длинные волосы. Свет слепил мне глаза. Я, двадцатилетняя, должна была сыграть очень серьезную таежную девушку, умеющую стрелять, лазить по деревьям, как кошка... Все это я умела с детства, но после первой пробы сказали, что это просто какая-то «бурятская Джульетта».Но, видимо, мое желание сняться в кино было столь велико… На съемках мне довелось быть вместе с Валерием Золотухиным, Владимиром Высоцким, Вениамином Смеховым, Людмилой Максаковой... Это были очень открытые, простые, приятные люди. Съемки велись в селе Шимки Тункинского района, а когда похолодало, их продолжили на Кавказе и в павильонах «Мосфильма», - рассказывает Марта Цыреновна.

Много позже у Бараса Халзанова Марта Зориктуева снималась обнаженной. Об этом смелом шаге, поразившем тогда многих, говорит спокойно:

- Он был такой авторитет для меня, что его слово было законом: сказано – делай!

Всего Марта Зориктуева снялась в семи картинах, включая две бурятские – «Отхончик. Первая любовь» и «Шара нохой». Только сейчас она решилась посмотреть на свою игру. Раньше пряталась под сиденье, спрашивая у друзей: «Все?». Боялась себя увидеть. 

- Оказывается, все было совсем не плохо, - улыбается она и снова видит себя на экране юной, среди актеров, которые уже ушли.

Про порывы любви

- Я всегда влюблялась в талант человека. Семь раз пересматривала французский фильм «Три мушкетера» ради Д Артаньяна. 

И свою первую любовь -  будущего мужа, знаменитого артиста Михаила Елбонова она полюбила, увидев в роли. 

- Он был обаятельный, блестящий актер. Когда он уже оканчивал институт в 1969 году, когда предложил мне приехать к нему в Ленинград. 11 билетов на самые разные спектакли ленинградских театров уже были куплены, когда директор запретил мне ехать. Потому что со дня на день должна была приехать комиссия из Москвы. Я была задействована сразу в нескольких спектаклях, потому уезжать мне запретили категорически, - вспоминает Марта Цыреновна.

Несмотря на это, 19-летняя Марта решительно направилась в аэропорт. Уже в аэропорту ее принялись искать по громкой связи. «Гражданка Марта Зориктуева, просим подойти, вас вызывает директор театра…» В ответ молодая актриса прикрылась журналом. Ее вызывали несколько раз, прежде чем она упрямо прошла на посадку. Но даже в салоне стюардессы продолжали искать непокорную Марту, пока та пыталась глубже вжаться в кресло. 

- Рядом сидел преподаватель технологического института, он узнал меня и недоуменно смотрел, отчего же я не отзываюсь, - вспоминает Марта Цыреновна. Наконец, самолет взлетел и почти две недели она наслаждалась общением с любимым, театром и Ленинградом, ходила на лекции в театральный институт.

Обратно она летела с той самой комиссией, которая по неизвестным причинам задержалась. Марта все успела. Директор тогда посмотрел на нее с укоризной, вздохнул и махнул рукой.

- Когда у меня была цель, ничто не могло меня остановить, - задумчиво говорит актриса.

Автографы

В начале января 2019 года она ездила в Ярославль на открытие Года театра. Увидела там артиста Евгения Стеблова и попросила автограф, но актер смутился, сказал «потом, потом» и убежал. «Когда «потом»? Я же улечу», - подумала актриса.

- А у меня бывает, если что захочу, то всегда сбывается, - смеется Марта Цыреновна. Вот и со Стебловым они неожиданно оказались в электричке по дороге из Ярославля в Москву. Не утратив доверия к кумиру своей юности, она попросила автограф. «Меня Марта зовут!» - представилась актриса, улыбаясь глазами. Совсем как в юности. Стеблов ответил: «Как мою маму». «А я знаю. Вы мой любимый актер с детства», - сказала Марта Цыреновна, которой в этом году исполнится 70 лет. И растроганный Стеблов написал несколько теплых строк.

У нее хранятся автографы Высоцкого, Золотухина, Вицина - тех, кого уже нет, но о ком она до сих пор хранит память. Жаль, говорит, не было тогда смартфонов. Столько всего она видела, столько можно было запечатлеть.

«Парень с Улан-Удэ»

Поступать в ГИТИС она пришла в 1972 году, уже имея опыт игры в театре и в кино. В зеленом костюме с короткой юбкой, который сшила руками, не накрашенная, с косой, она смело предстала перед комиссией. 

- Люди вылетали, не успев зайти. Я же читала стихи на русском и на бурятском, и слушала, как меня хвалят. В том числе за то, что так хорошо говорю по-русски. И даже ответила, что изучаю русский с восьмого класса, поразившись тому, как легко у меня получилось солгать.

Ее приняли.

-Такая интересная была жизнь! Когда я видела впервые многих людей на «Мосфильме», они казались мне такими знакомыми, что я думала, они из Улан-Удэ. Так было и с Владимиром Высоцким. Увидев его, я подумала: «С Улан-Удэ же парень!» (смеется). 

А на его прославленный спектакль «Гамлет» они с подругой попали совершенно удивительным образом. Толчея у театра была страшная. Единственная возможность попасть на спектакль – найти Валерия Золотухина. А для этого надо было попасть в здание знаменитой Таганки. 

- Я присела на корточки, а была я тогда тоненькая, гибкая и – как змея юркнула сквозь расставленные ноги людей. Администратор даже и не заметил, как я прошла в театр. Стою там и спрашиваю, будет ли сегодня Валерий Золотухин, а мне отвечают: «Нет, не будет его!» И в это самое время выходит он, и я кидаюсь к нему... Так мы с Леной попали на спектакль и увидели Высоцкого в его знаменитой роли. Единственное, о чем жалею, что не было у нас с собой цветов. А вскоре Владимира Семеновича не стало.

Семья и роли

У нее две дочери, внуки, один из которых, она это ясно видит, прирожденный актер. Ей до сих пор пишут бывшие одноклассники из тех, кто был в нее влюблен. Пятьдесят с лишним лет прошло, а они до сих пор пишут, зовут приехать. «Но мы уже другие люди» - говорит Марта Цыреновна.

Теперь все другое – и люди, и время, и нравы, и занятия. И она сама. 

- Вместе с бывшим мужем Михаилом Елбоновым мы переиграли, перепели, перетанцевали столько ролей... 

За спектакль «Ленушка» она получила серебряную медаль от министра культуры СССР Екатерины Фурцевой в 1973 году.

- Моей дочери было два месяца, но я как услышала о роли, мне даже дети не нужны стали, - вспоминает она теперь, - С такой скоростью я побежала в театр. 

После этого ее отправили в Чехословакию, где в ресторане «Париж» она спела песню с самим Карелом Готтом. На Марту Зориктуеву там засматривались, но она, говорит, была «обликоморале». Именно там она, наконец, начала любить свое имя – такое распространенное у чехов и немцев. 

- Мы ни в чем не нуждались и денег не считали. Я - молодая актриса могла несколько раз в год слетать в Москву. Но, думаю, что и сейчас я пошла бы только в актрисы, несмотря ни на что.

У работников театра сохранилась в памяти забавная история о том, как однажды на телеграмму мужа «Срочно возвращайся на спектакль, а то будешь оплачивать зал», Марта Цыреновна незамедлительно ответила из Москвы: «Не вернусь. Плачу вдвое». Дело касалось съемок в кино, и вернуться она просто не успевала.

Дорога к Богу

В ее жизни были страдания, печаль и боль, о которых она не любит говорить, улыбаясь по-девичьи мило, с распахнутым взглядом. Будто не было лет.

- Я чувствую, что Бог всю жизнь вел меня, - говорит она, не жалуясь ни на что. В своей любви к Богу она перевела несколько гимном на бурятский язык. Тем, кто говорит, что христианство не бурятская религия отвечает, что в старинной песне «Наян Наваа» о древней родине бурят говорится, что была она там, где тепло, а из 11 еврейских родов, упомянутых в Ветхом завете, один бесследно исчез. Куда он направился? – на это у нее есть своя версия.

Она давно не играет в спектаклях, но об одной роли жалеет до сих пор. В 2013 году знаменитый режиссер Кшиштоф Занусси поставил в Бурятском театре спектакль по произведению Альберта Камю «Недоразумение». 

- Это очень необычный спектакль. Мы две недели жили у режиссера дома и репетировали. Как я любила эту роль! Я никогда так не работала, как под руководством пана Кшиштофа… Жаль, что этот глубокий спектакль был не понят нашей публикой и практически сразу снят. Но мы не должны всегда ориентироваться только на местные вкусы. Мы принадлежим миру, а в нем по прежнему ценят глубокое искусство и настоящую драму.

-Я прожила на сцене 113 ролей, каждая из которых мне дорога…Ты знаешь, я тут придумала один план. Не надо нам унывать! Будем путешествовать по всему свету! Как? Я тебе потом расскажу.

Читайте также