О новом балете «Земля веры — Баргуджин Тукум»

Светлана Бубеева, музыковед, фото Егор Бельских
1856

Появление хорошего спектакля не может пройти незаметно — о нем вещают новостные заголовки, мелькают статьи критиков, его афишами заклеены окна трамваев, и самое главное — о нем говорят. Будь то коллеги или друзья, родственники или незнакомцы в автобусе — после премьеры 19 мая слухи о необычном балете стали разноситься по нашему городу. Это брожение если не будоражит, то хотя бы будит крохотное любопытство, которое в итоге неуклонно ведет нового зрителя в зал Театра оперы и балета.

Вкусы нашей публики достаточно взыскательны, чтобы вынести суровый приговор и обречь новое сочинение на забвение, как бы оно ни было разрекламировано. Однако балет «Земля веры — Баргуджин Тукум», на мой взгляд, ожидает совершенно иная судьба.

«Как мне нравится музыка!», «Очень красиво!», «Ничего не понял», «Тяжеловато…», «Слишком громко!» — это лишь малая часть комментариев, разносившихся во время антракта. Мягкий гул разгоряченных разговоров доносился со всех уголков зала — одновременно озвучивались диаметрально противоположные мнения, но все они сходились в одном — необычайно красиво!

Действительно, огромную благодарность стоит выразить авторам спектакля, которым удалось создать Балет в полном смысле этого слова —каждый жест, пластика, музыкальная составляющая и сюжет — образовали настолько органичное и актуальное действо, которое не оставило никого равнодушным.

Сюжет

Чудесная, по-шекспировски сложная история любви, преодолевающая ненависть, вражду и, в конечном счете, даже смерть — мотив достаточно распространенный во многих произведениях. Однако либреттист Геннадий Башкуев изложил ее в плоскости «шаманизм-буддизм» (главные герои исповедуют разные религии), затронув вечные вопросы бытия, перерождения, жизни и смерти, и главное — столь близких нам систем взглядов. Хотя столкновение верований, из которых одна явно изображалась как антагонистическая, а вторая добродетельная — этот путь показался мне опасным. Однако позже пришло осознание, что противоборство ведется на метафизическом уровне: те же главные герои — не люди, а души, но даже там, среди духов пылают те же страсти — непонимание, страхи и ненависть, которые приводят к гибели влюбленных, а затем — их перерождению.

Музыка

 Автор музыки к балету — Анастасия Дружинина, выпускница Московской консерватории, член Союза композиторов России — создала потрясающую музыкальную ткань в балете. Свежесть, новизна и мастерство — вот главные составляющие, которыми должно обладать новое произведение. И «Баргуджин Тукум» тому подтверждение.

К сожалению, мы не сохранили практику XVIII-XIX столетий, когда театр заказывал у композиторов произведения и исполнял лишь самые новые «вещички». Практики написания сочинений «в стол» тогда не существовало, как и не типично было исполнять произведения глубокой старины. Каков репертуар театров сегодня? Это Верди, Асафьев, Пуччини…, то есть та самая седая старина. И таковы тенденции всего нашего столетия.

Конечно, оперы Верди прошли испытание временем, это бесспорный шедевр музыкального искусства. Но профессия композитора все же осталась, они существуют среди нас и пишут замечательные произведения не только для кино, но и для театра.

Переломным моментом в культурной жизни нашего города послужил конкурс на создание национального балета к 100-летию образования Республики Бурятия. Это оказался тот самый заказ, направленный на рождение новых сочинений, поддержку молодых творческих сил — весь процесс создания балета сопровождался финансовой помощью из федерального и республиканского бюджета.

Анастасия Дружинина — это определенно голос нашего поколения, впитавшего все особенности звуковой среды XXI столетия, который может профессионально и мастерски создать глубокое, но при этом понятное и близкое нам сочинение. Бурятский танец? Европейское классическое искусство? Проникновенные мелодии, которым хочется подпевать? рок? и немного репчика? Без проблем — щепотки того, щепотки другого — и вот вам «Баргуджин Тукум». Останется ли он в веках? Узнаем со временем, но тот факт, что он откликается в сердцах сегодня, волнует воображение и учащает сердцебиение —  неопровержимо.

Что же заставляет нас влюбиться в музыку балета? Профессиональное образование композитора дает о себе знать — это совершенное владение бурятским мелосом, знание традиционных народных инструментов, симфонического оркестра, а также разнообразных электронных возможностей. Получившийся балет — это сложная музыкальная ткань, копаться в которой, мне как музыковеду, составило огромное наслаждение. Если композитор умеет писать запоминающиеся, яркие мелодии (а их было достаточно в «Бургуджин-Тукум»), но при этом не уйти в примитивность и создать непростую музыкальную ткань, которая воспринимается легко — это высший пилотаж.

Продуманность целого и каждого элемента ощущается на протяжении всего спектакля — всем ключевым линиям сюжета соответствуют свои музыкальные средства — шаманские обряды с ударными и инструментами низких регистров (в том числе электрогитара, контрабасы или низкие тембры духовых), ритм которых уносит в бесшабашные, экстатически страстные и пугающие танцы кордебалета — составляют один пласт. Второй — смиренные, уравновешенные сцены в буддийском храме, и последний — любовная линия, которая на фоне минималистичных паттернов (бесконечно повторяемых музыкальных фигур) в виде безумно чудесных мелодий раскрывает историю любви главных персонажей.

Единство линии развития — главная особенность, которая могла не прийтись по душе знатокам балета. Ведь балет — это цепочка законченных номеров, где за сложную фигуру артисту принято аплодировать. Аплодисменты были. Но единичные — с ложи так и доносились хлопки настойчивого ценителя искусства, которого, к сожалению, зал не поддержал. Хотя аплодисментов достойны были буквально все номера, поскольку хореография балета необычайно сложна. Однако захваченному непрерывным развитием и жадно поглощающему каждое движение зрителю некогда было аплодировать. И подобная связность всех номеров — большое достоинство «Баргуджин Тукум».

Раннее сочинение Дружининой можно было услышать на концерте «Улан-Удэнские премьеры», состоявшемся 1 октября на сцене Театра оперы и балета. И вновь — браво! Из всей программы, произведение Дружининой (Молитва «О мире на Святой Земле» на канонический текст) оставило одно из самых ярких впечатлений после концерта. С уверенностью можно утверждать, что у Бурятии есть прекрасное будущее — это молодые, талантливые люди, готовые творить и создавать актуальные, важные и прекрасные произведения. От нас требуется лишь видеть, слышать и наслаждаться результатами их огромного труда.

Хореография

Никита Дмитриевский — безусловно мастер своего дела. Какие сложные построения кордебалета, как пугающе и вдохновенно выглядят массовые сцены и как проникновенны дуэты влюбленных. Привлек внимание единый принцип, господствовавший во многих сценах — возможно, это один из приемов современного балета — но как красиво коррелируют паттерны в музыке и танце — повторяющиеся фигуры четырех разных групп артистов балета, исполняемых в одновременности — настоящая полифония в пластике! (полифония — сочетание нескольких мелодий в одновременности).

Невозможно говорить о танцевальных номерах без восторга! А сколько деталей, символов, значений еще можно находить и раскрывать. Например, движение женского кордебалета по знаку бесконечности или по кругу, маятнико-образное движение главных влюбленных или сцена с косами невесты. Даже симметричность действий в сценах второго акта — возвращение танцовщиков в положение сидя и исполнение танца лишь верхней частью тела — столько продуманных, логичных деталей, которые имеют будоражащий эффект.

В этом спектакле сложились в совершенстве буквально все аспекты — хореография, музыка, сюжет в купе с великолепными декорациями, костюмами, светом и прекрасным исполнением артистов балета. Такой уровень — явление редкое, но подобно редкой жемчужине, которая очаровывает своей красотой и уникальностью, этот спектакль должен оберегаться — то есть жить, исполняться и продолжать вдохновлять новых зрителей и поклонников прекрасного искусства — балета. 

О творческой лаборатории и процессе создания «Баргуджин Тукум» некоторыми комментариями поделилась композитор Анастасия Дружинина:

— Работа над созданием балета проходила в несколько этапов — сначала над портфолио для участия в конкурсе, объявленном Театром оперы и балета и Министерством культуры РБ. Затем — работа с либретто. Меня, кстати, сразу привлек сюжет, представленный Геннадием Башкуевым — настолько близкой и интересной показалась мне эта история. На конкурсе нужно было представить эскиз из нескольких сцен — для этого авторов собрали в команды: либреттист, композитор, постановщик и, собственно, труппа. К слову, наш эскиз, представленный на конкурсе и конечный результат в виде законченного спектакля — это совершенно разные вещи. Во время работы с Никитой Дмитриевским мы полагались на его опыт и вкус. Для меня подобное сотрудничество оказалось самым органичным, плодотворным и приятным. Да, мы изменили курс, но итог оказался просто замечательным.

Этот спектакль — результат огромной работы, здесь продумана каждая мелочь и любая деталь логично вписана и оправдана. Например, в I акте, в сцене заплетания кос используются две песни: первая — свадебная, вторая — это ответ невесты, которую выдают насильно замуж.

В качестве второй песни мы быстро нашли подходящий мотив, однако текст ее нам не подходил. В народной практике это распространенное явление, когда одна песня имеет несколько текстовых вариантов. И мы долгое время искали подходящий, пока совершенно случайно Елена Галсанова (помощник режиссёра Буряад театра) не узнала о наших муках по поиску песни и не спела как раз-таки идеальный вариант. Слова ее таковы:

Когда я лежала в люльке,

Своей меня считали,

Когда я стала взрослой,

За скотину меня продали.

Когда я лежала в пеленке,

Родной меня считали,

Когда я стала большой,

За скотину меня продали.

В I действии также звучит песня «Хун шубуун» в исполнении забайкальского фольклорного ансамбля «Сахюур». Обойтись без их участия было невозможно, поскольку именно подобные исполнители являются подлинными носителями культуры. Такие песни, исполненные молодыми голосами, словно теряют свой колорит, поэтому здесь необходимо было участие опытных певиц коллектива «Сахюур», чьи тембры и творчество моментально цепляют слушателя.

Были немалые трудности с записью музыки. Сложность партитуры обусловила множество дублей — необходимо было по отдельности записывать инструменты, затем долго обрабатывать звук, накладывать эффекты. Мне во многом помог Юрий Банзаров, который отвечал за сведение и аранжировку. Поэтому было решено исполнять балет под фонограмму. Кстати, весь спектакль имеет много трудностей в техническом плане — проекция, звук, свет — все рассчитывается строго по таймингу. По словам Никиты Дмитриевского с таким уровнем технической сложности он сталкивался только в постановках зарубежных театров, поэтому для нашего театра подобный спектакль — это гигантский шаг, настоящая победа или даже героизм.

7 октября состоялся уже четвертый показ, но у зрителя еще будет возможность познакомиться с ним до конца этого года. Далее планируется поездка труппы в Москву и исполнение спектакля в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко.

 

Читайте также